20 глава

Пилукка выступает против Каппы и «Теле-Гвоздик» — против «Спи и действуй».

Как только в цирке узнали от Перлины, что Гвоздика похитили, все бросили работу и побежали его разыскивать. Лилипуты спускались в канавы и ямы; Нуволино и Нуволетта, перелетая с трамвайных проводов на подоконники и балконы, заглядывали внутрь домов, а остальные искали Гвоздика на улицах и площадях. Ридарелло, Ромпиколло и Перлина расспрашивали о Гвоздике всех встречных, но никто не принимал их вопросов всерьёз, — ведь друзья были одеты в цирковые костюмы; все прохожее думали, что это новая реклама цирка.
Тогда Перлина в отчаянии телеграфировала папе Пилукке: «Приезжайте! Гвоздика похитили!»Пилукка выступает против Каппы и «Теле-Гвоздик» — против «Спи и действуй».

Как только в цирке узнали от Перлины, что Гвоздика похитили, все бросили работу и побежали его разыскивать. Лилипуты спускались в канавы и ямы; Нуволино и Нуволетта, перелетая с трамвайных проводов на подоконники и балконы, заглядывали внутрь домов, а остальные искали Гвоздика на улицах и площадях. Ридарелло, Ромпиколло и Перлина расспрашивали о Гвоздике всех встречных, но никто не принимал их вопросов всерьёз, — ведь друзья были одеты в цирковые костюмы; все прохожее думали, что это новая реклама цирка.
Тогда Перлина в отчаянии телеграфировала папе Пилукке: «Приезжайте! Гвоздика похитили!»
Получилось так, что Пилукка, который являлся Гвоздику только во сне, к Перлине приехал на самом деле. Он прибыл в красном блестящем автомобиле, одетый — подумайте только! — в настоящий фрак. Дело в том, что Гвоздик, отдавая папе все свои сбережения, просил его жить получше, как подобает богатому синьору. Но Пилукка так и не привык к богатству, он даже не научился управлять автомобилем; или, вернее, вести машину он мог, но не умел её останавливать: подкатив к цирку со скоростью ста километров в час, он, очевидно, решил вместо тормоза воспользоваться огромным деревом; понятно, что при таком торможении машина разлетелась на куски, а от фрака остались одни клочья.
— Тем лучше, — произнёс учёный. — Ну какой я синьор! — И, вынув из чемодана свою старую одежду, он надел её. Тут только Перлина узнала папу Пилукку, бросилась его обнимать и сообщила ему печальные новости.
— Спасите Гвоздика, — в заключение сказала она со слезами, — вы один можете это сделать!
Все друзья Гвоздика — три лилипута, Ридарелло и другие — были очень опечалены. Один только Мустаккио радовался: после похищения Гвоздика он снова занял в цирке место укротителя и надел свой блестящий костюм.
— Теперь уж никто не отнимет у меня этого костюма, — бормотал он, с гордостью поглаживая золотые нашивки. — Попробуйте, найдите теперь Гвоздика! Ха-ха-ха! Вот и на моей улице праздник!
Но Пилукке было не до смеха. Засучив рукава, он взялся за дело: из деталей разбитого автомобиля он стал собирать какую-то странную машину. Перлине, которая смотрела на него, ничего не понимая, он объяснил: «Это специальный телевизионный аппарат, и мы временно назовём его „Теле-Гвоздик“. Нет ли у тебя зеркальца?» Перлина достала из сумочки зеркальце и отдала учёному.
— Теперь смотри, — продолжал Пилукка, — стоит только присоединить это зеркальце к аппарату, и, где бы ни находился Гвоздик, мы увидим его, как на экране телевизора!
И действительно, как только Пилукка приложил зеркальце к Теле-Гвоздику, в стекле появилось отражение железного мальчика. Но как он изменился! Это был совсем не тот Гвоздик с золотым сердцем, которого все очень любили.
Голову его покрывал металлический шлем, а от шлема тянулся провод. Гвоздик шёл как лунатик, вытянув вперёд руки, и на лице у него было такое злое выражение, что присутствующим стало страшно.
Пилукка, Перлина и все остальные ничего не могли понять.
— Что это с ним? — удивлялись они. — Что он делает? Где он?
Но вдруг все поняли, где находится Гвоздик: в зеркальце было видно, как механический мальчик направился к городскому банку, разбил железную решётку, вошёл внутрь, устремился к несгораемому шкафу и одним ударом кулака взломал дверцу.
— Он вор! Я всегда говорил это! — закричал Мустаккио. — Видите? Он грабит банк! Зовите полицию, чтобы арестовать его, а потом быстро возвращайтесь к работе… Скоро начнётся представление. Я не дождусь часа, когда снова явлюсь перед публикой в роли укротителя.
Но никто не слушал его, даже Оп-ля, которая, одна зная правду, начинала чувствовать угрызения совести.
Вдруг все вздрогнули.
— Смотрите на провод, — закричал Пилукка, который лучше других понимал, в чём дело. — Гвоздик невинен! Кто-то усыпил его и управляет им на расстоянии! Нужно спасти мальчика!
Лилипуты сейчас же бросились к директору:
— Позвольте нам бежать к Гвоздику, — умоляли они. — Мы не можем оставить его в беде.
Директор (в глубине души он очень любил Гвоздика) моментально отдал распоряжение: «Долой представление! Бегите все в банк спасать парнишку!»

Без рубрики .