13 глава

Горькие слёзы Перлины и сладость дружбы.

Лилло догнал Перлину, Лалло и всех остальных товарищей. Ребята притащили Гвоздика под мост и прежде всего решили проверить, жив он ещё или нет. В один миг они раздобыли масло, маслёнки, тряпки и жидкость для чистки металлов.
— Может быть, он ещё не совсем умер, — бормотала Перлина, смазывая маслом суставы Гвоздика. Остальные, высунув от усердия языки, скребли, тёрли и начищали металлического мальчика. Через час Гвоздик был чистым и сверкающим, как новенький, но не подавал никаких признаков жизни; казалось, что он спит.
— Он совсем умер! Бедный Гвоздик!.. — воскликнула тогда Перлина и заплакала. В отчаянии она обняла куклу, которая лежала без движения, с открытым ртом. Горе Перлины было так велико, что слезы ручьями текли у неё из глаз. И вдруг одна слезинка попала прямо в рот Гвоздику.Горькие слёзы Перлины и сладость дружбы.

Лилло догнал Перлину, Лалло и всех остальных товарищей. Ребята притащили Гвоздика под мост и прежде всего решили проверить, жив он ещё или нет. В один миг они раздобыли масло, маслёнки, тряпки и жидкость для чистки металлов.
— Может быть, он ещё не совсем умер, — бормотала Перлина, смазывая маслом суставы Гвоздика. Остальные, высунув от усердия языки, скребли, тёрли и начищали металлического мальчика. Через час Гвоздик был чистым и сверкающим, как новенький, но не подавал никаких признаков жизни; казалось, что он спит.
— Он совсем умер! Бедный Гвоздик!.. — воскликнула тогда Перлина и заплакала. В отчаянии она обняла куклу, которая лежала без движения, с открытым ртом. Горе Перлины было так велико, что слезы ручьями текли у неё из глаз. И вдруг одна слезинка попала прямо в рот Гвоздику.
Он вздрогнул и стремительно, точно внезапно сорвавшаяся пружина, вскочил на ноги. Кашляя, отплевываясь и гримасничая, Гвоздик завопил:
— Ой, какая горечь! Спасите! На помощь! Меня отравили!
От горя слезы Перлины действительно стали такими горькими, что пробудили Гвоздика к жизни после столь длительного обморока.
Когда он узнал обо всём, что сделала для него девочка, он в порыве благодарности так крепко обнял её, что Перлина чуть не потеряла сознание. Вне себя от радости, она схватила за руки товарищей и весело закружилась с ними вокруг выздоровевшего Гвоздика.
В этот день Гвоздик понял, как много у него друзей. А дружба, даже для железного мальчика с сердцем, сделанным из алюминиевого кофейника, — великое счастье.
Надо сказать, что друзья Гвоздика не были примерными мальчиками, а напротив — отъявленными шалунами, но этим они нравились Гвоздику ещё больше; и он сразу же нашёл с ними общий язык. Благородный и великодушный, он тут же стал думать, как бы ему получше отблагодарить своих друзей за то, что они спасли ему жизнь.
Прежде всего было решено совершить «большой набег» на сад одного противного скупого богача, — там было столько фруктов, что их хватило бы на весь город. Но богатый хозяин предпочитал, чтобы фрукты гнили на ветках, и окружил сад колючей проволокой, а всю стену утыкал острыми черепками.
— Предоставьте это дело мне! — воскликнул Гвоздик.
Одним прыжком он очутился на стене, разорвал проволоку и во все стороны ногами-утюгами раскидал черепки. Теперь уже для остальных не представляло никакого труда перелезть через забор в сад. За пять минут ребята набрали столько фруктов, что если бы съели их все сразу, то на всю жизнь получили бы расстройство желудка. Но уж наелись они досыта. Лилло продал по дешёвой цене остатки, а на вырученные деньги купил футбольный мяч.
Вообразите себе радость Гвоздика, когда его пригласили играть в футбол? Ему объяснили правила игры и, так как он был сильным и крепким, поставили его центральным нападающим.
— Гвоздик, смелей! — крикнула ему Перлина.
Гвоздик сделал несколько ударов, и вокруг него образовалась пустота. Противники, сплошь в шишках и синяках, полетели вверх тормашками и так остались лежать на поле, а Гвоздик забил им в ворота семь мячей подряд.
— Дорогой Гвоздик, — сказал Лилло, — мне очень жаль, но так нельзя. — Ты будешь играть в защите.
Железного мальчика поставили третьим, но он бил с такой силой, что мяч не выдержал и лопнул. Огорчённый Гвоздик прислонился к воротам, но учинил новую беду: шесты, перекладина и сетка — всё рухнуло! К счастью, Перлина догадалась набить мяч тряпками и зашить его; можно было продолжать игру. Но теперь уже Гвоздику пришлось довольствоваться ролью судьи.

Без рубрики .