10 глава

Укротитель львов боится мышей!

Лилипутам удалось уговорить Гвоздика, и он остался ещё на один день.
Вечером Гвоздик вместе с другими зрителями пришёл в цирк, а чтобы не платить за вход, оделся в костюм униформиста. Он внимательно следил за представлением, но всё, казалось, шло как обычно.
Когда, наконец, на арене установили клетку для львов и Мустаккио вышел, чтобы начать свой номер, три лилипута подмигнули Гвоздику, как бы говоря: «Вот теперь начнётся самое интересное!»
Мустаккио, как всегда, гордо закрутил усы, выпятил колесом грудь и, убедившись в том, что ружья и пистолеты заряжены, а сабли, кинжалы и трезубцы отточены и находятся под рукой, вошёл в клетку.
Обычно он начинал выступление торжественным обращением к публике.Укротитель львов боится мышей!

Лилипутам удалось уговорить Гвоздика, и он остался ещё на один день.
Вечером Гвоздик вместе с другими зрителями пришёл в цирк, а чтобы не платить за вход, оделся в костюм униформиста. Он внимательно следил за представлением, но всё, казалось, шло как обычно.
Когда, наконец, на арене установили клетку для львов и Мустаккио вышел, чтобы начать свой номер, три лилипута подмигнули Гвоздику, как бы говоря: «Вот теперь начнётся самое интересное!»
Мустаккио, как всегда, гордо закрутил усы, выпятил колесом грудь и, убедившись в том, что ружья и пистолеты заряжены, а сабли, кинжалы и трезубцы отточены и находятся под рукой, вошёл в клетку.
Обычно он начинал выступление торжественным обращением к публике.
— Синьоры, смотрите и восхищайтесь! Ни один укротитель в мире не решался на такие смелые номера… Аплодируйте, не стесняйтесь: вам никогда больше не удастся увидеть такого храброго укротителя, как я…
Это была неправда, но на публику хвастливые фразы Мустаккио производили впечатление, и все аплодировали.
Тем временем Гвоздик, у которого при одном виде Мустаккио зачесались руки, недоумевал: «Зачем лилипуты задержали меня? Всё идёт, как обычно…»
Гвоздик уже собирался уйти, как вдруг вытаращил от изумления глаза: Нано, Нане и Нани тихонько крались по арене и тащили мышеловку с тремя мышатами.
«Что они, с ума сошли, что ли?» — подумал Гвоздик. Но как раз в это мгновение лилипуты приставили мышеловку вплотную к клетке и открыли дверцу. Крохотные зверьки, испугавшись публики, выскочили из мышеловки и замерли перед львами.
Но если львы не обратили внимания на трёх маленьких зверьков с острыми мордочками, зато обратил на них внимание — да ещё какое! — как бы вы думали, кто? Грозный Мустаккио, знаменитый укротитель, самый храбрый человек в мире, как гласили афиши и только что хвастливо заявил он сам. Увидев мышат, он испустил вопль, от которого чуть не лопнул холст на куполе цирка. Потом, бросив хлыст и трезубцы, Мустаккио, как сумасшедший, заметался по клетке, от страха никак не попадая в дверцу.
Зрители не верили своим глазам, и Гвоздик тоже. До сих пор одни лилипуты знали, как Мустаккио боится мышей.
Наконец укротителю удалось выскочить из клетки, и он с безумным криком побежал по арене. Тут публика очнулась от изумления: «Как! И это самый храбрый человек на свете! Он трус! Он боится мышей! Нас обманули!» Со всех сторон принялись свистеть, поднялся страшный переполох.
Директор выпустил на арену свою дочь Оп-ля, чтобы она, гарцуя вокруг клетки со львами, отвлекла внимание зрителей. Но ребята из верхних рядов, самая дерзкая и задорная публика, стали бросать в неё помидорами и гнилыми фруктами.
Белое платье наездницы покрылось пятнами, по лицу потёк томатный сок, и взбешённая Оп-ля, вся в слезах, вынуждена была покинуть арену.
Никогда ещё не бывало в цирке подобного скандала.
«Давайте номер со львами, долой наездницу! — вопила публика. — Давайте настоящего укротителя!»
Директор в отчаянии рвал на себе волосы.
— Но где же я вам возьму другого укротителя? Я разорен! Всё погибло!
На беднягу было жалко смотреть.
Гвоздик забыл обиду, нанесённую ему директором. Его золотое сердце учащённо забилось, и, протиснувшись сквозь толпу, он подбежал к самой клетке.
— Синьоры, — закричал механический мальчик, — возвращайтесь на свои места! Номер со львами продолжается. Сейчас войду в клетку я!

Без рубрики .